февраль
2001 г.
СКАЗКА




В. и Вл. Бондаренко

Орлан - сын Орлана


Высоко в горах облюбовал себе место на скале Орлан и построил гнездо. Поднялся в небо. Под ним лежали горы. По ущелью бежала река. Вдали у горизонта голубело море. Орлан окинул всё это зорким взглядом, сказал:
— Всё это моё: горы мои, река моя, мой вдали кусок моря. Есть где поохотиться.
И отправился к морю поесть рыбы. Брал не всякую: только ту, что в глуби шла. Говорил:
— У той рыбы, за которой нырять надо, вкус особый. Нанырялся. Наелся. Домой полетел. Прилетает, смотрит:
на соседней скале ещё один Орлан умащивается, гнездо себе
мастерит. Бросился к нему. Закричал грозно:
— Крау! Убирайся отсюда. Я здесь живу. И всё, что ты видишь вокруг — моё.
А тот, другой Орлан, говорит ему:
— Зачем гонишь? Ты разве не узнал меня? Я же брат твой.
Орлан надвинулся на него, царапнул когтями по скале:
— Разорву в клочья, если не уйдёшь.
— Что ты, не слышал разве? Я же брат твой.
— Вон! Братом ты мне был, пока в отцовском гнезде лежали. А теперь ты сам по себе, а я сам по себе.
— Но я уже и гнездо почти построил, не начинать же всё заново. Не гони, еды на обоих хватит. Поделимся.
Но Орлан не хотел делиться ни с кем и ничем. Он так грозно глянул на брата, что тот поднялся тут же и улетел прочь, а Орлан начал гнездо строить.
Вскоре у него появились сын и дочка. Дочка подросла, замуж вышла, ушла к мужу жить. А сын так рассудил: зачем ему лететь куда-то, и возле отца устроиться можно, вон рядом сколько окал подходящих, выбирай любую и селись.
Но как только увидел Орлан: сын гнездо неподалёку на скале ладит — налетел на него. Кричит:
— Ну-ка, поднимись со мной в небо. Поднялись они. Орлан и спрашивает:
— Горы внизу видишь?
— Вижу, — отвечает сын.
— Речку между ними видишь?
— Вижу, — отвечает сын.
— А моря кусок видишь вдали?
— Вижу,—отвечает сын.
— Так вот, запомни: всё это моё. И если я тебя еще когда-нибудь встречу здесь, не летать тебе больше по небу. А теперь — убирайся.
— Что ты, отец! Я же сын твой. Не гони меня. Места на обоих хватит.
— Ты меня понял?
— Да понять-то я понял, но ведь я всё-таки сын твой.
— Сыном ты мне был, пока я кормил тебя. А владениями своими я делиться с тобой не намерен. Убирайся.
И прогнал сына со своего участка. Погоревал немного молодой Орлан, а потом успокоился: отец прав, зачем им на одном участке лепиться, когда он может свой иметь. Он облетел горы и выбрал себе место, не занятое другими орланами.
Занял его. Гнездо построил. Живёт. Кто ни покажется поблизости, прочь гонит. Предупреждает:
— Всё, что вы видите вокруг, моё. Всех гнал со своего участка. Даже отца прогнал. Прилетел он как-то к нему, попросился:
— Разреши поселиться рядом с тобой. Стар я стал за место моё драться. Прогнали меня. Но сказал ему молодой Орлан:
— Нет.
Сразу сник, сгорбатился отец. Напомнил:
— Ты, видимо, не узнал меня. Я — отец твой.
— Нет, узнал. Но отцом ты мне был, пока кормил меня. А теперь — убирайся.
И прогнал Орлана так же, как он когда-то его прогнал. Так уж у них, у Орланов, принято: родства не признавать. Одиночками живут. Сами себе и друзья и братья.

на главную страницу